На мой взгляд...

(Об алкоголизме — без претензии
на истину в последней инстанции)

I. Алкоголики и не алкоголики

Кого принято называть алкоголиками? Предположу, что у каждого живут в сознании свои образы. Я вижу это так: алкоголики – это люди, попавшие в зависимость от результатов употребления любых дурманящих веществ. Другими словами, если человек вспоминает те состояния, которые, по его мнению, наступили от употребления спиртного, он алкоголик. Алкоголик он и тогда, когда не пьёт много лет, но при каждом удобном случае говорит или вспоминает о том, что он пил и сколько времени прошло с тех пор, как он «завязал».
Не алкоголики: о ком так можно сказать? Представьте себе, что в хлебнице лежит кусок зачерствевшего хлеба. Часто ли станете о нем вспоминать? И когда увидите его в хлебнице, возникнет ли у вас непреодолимое желание сгрызть его сию же секунду? Вряд ли. Те, кто так же относится к спиртному, — не алкоголики.

II. Причины алкоголизма
Я не доктор, не физиолог, не психиатр, и все мои размышления основаны только на собственных наблюдениях и более чем 25-летнем опыте собственного же алкоголизма.
Спору нет, при длительном употреблении спиртного в организме происходят определённые изменения. Но если эти изменения ещё не инсульт или нечто подобное, то организм, при отказе от спиртного довольно быстро возвращается к нормальному состоянию.
Крючок, на который попадаются будущие алкоголики, прячется в области эмоциональной. Юношеская бравада, неразделенная любовь, состояние раскованности, да мало ли ещё что… Кто же забрасывает этот крючок? Не знаю точно, как его звать, но это некая мистическая сущность. Каждый человек, так или иначе, встречается с ней, а вот попадают в зависимость, хвала Господу, далеко не все. Сущность эта видится мне как некая чернильная лужа. Её можно перешагнуть, не запятнавшись или слегка замочив обувь, очиститься и пойти дальше своей дорогой, а можно позволить себя заинтриговать и незаметно оказаться внутри, где белый свет в копеечку, да и тот не мил. В любом случае, вступив в какие бы то ни было взаимоотношения с этой сущностью, человек льёт воду на её мельницу.

III. Кое-что о путях размежевания
Я знаю два пути. Первый — реальный, второй — ложный. Реальный существует и здравствует под лозунгом «Я сам». Ложный тоже существует и тоже здравствует, но по принципу: чужой труд — на моё благо. Как правило, все кодирования и вшивания основаны на страхе, заговоры, травы и т.п. — на притуплении восприятия, но в любом случае, и то, и всякое другое ведёт к серьёзным последствиям.
Закодированный человек — это всё равно, что узник, заточенный в клетку. Его изредка кормят заплесневелым хлебом, а вокруг пир горой и столы ломятся от яств. Но он знает, что когда-то клетка откроется, и все, что на столах, будет его. Поэтому по истечении срока кодирования или если это был волевой акт, когда сила воли дала слабину, алкоголик начинает пить с удесятерённым задором. В подавляющем большинстве случаев алкоголики, если и надумали, то собираются «завязать» или «бросить». Но все, что завязано, можно развязать, а все, что брошено, поднять. И это не пустые, ни к чему не обязывающие слова, это принципы, на которых предполагается размежевание.
Двойственное толкование этих принципов в большинстве случаев срабатывает не в пользу бросившего или завязавшего. Если уж понял (-а), во что ты вляпался, и если есть желание с ним расстаться, то нужно перестать быть алкоголиком. Переродиться, как гусеница в бабочку. Разорвать кокон и выпорхнуть. Это очень трудно…
…Мне было очень больно в прямом смысле этого слова, и длилось это состояние год. Во сне приходили не шуточные «страшилки», приходилось разгонять их, что называется, пинками. Случались травмы как бы на пустом месте. Сущность знала, что я ушёл, и мстила, как могла. А я методично, стиснув зубы, сбрасывал с себя скользкие, вонючие её остатки. А потом как-то незаметно все кончилось… Спиртное перестало для меня существовать. Кусок чёрствого хлеба. Прошлогодний снег.
Другими словами, если решил перестать, иди и не оглядывайся. Знай, что только ты хозяин положения. Только ты.