Вурдалак

Когда сатана стал Князем мира сего, он недолго мудрил и принципом отношений на земле сделал СТРАХ – простой одномерный страх — и небрежно прикрыл им безмерную любовь. С тех пор люди живут по закону страха, и только некоторые поэты, художники и композиторы в своих исканиях натыкаются на ЛЮБОВЬ, а потом изо всех сил пытаются рассказать об увиденном. Правда, иногда получаются казусы, и на свет появляются «выкидыши» вроде «страха Господня» или «ужасной любви». Впрочем, эти казусы тоже неплохо прижились и имеют широкое хождение в массах.
Вовка и Сашка родились на дальней окраине провинциального городка с разницей в одну неделю. Вовкины родители жили в доме № 3, а Сашкины — в доме № 5. Разделял их дворы малюсенький штакетник, который уже в пятилетнем возрасте мальчишки с легкостью перелезали.
Вовка с рождения был крупным, тихим и пугливым, а Сашка, наоборот, маленьким, горластым и непоседливым. Вовке всегда от него доставалось, но, тем не менее, они дружили. Пожалуй, единственное место, где невозможно было увидеть друзей вместе, был старый, почти древний погост. Сколько ни заманивал туда Сашка Вовку, тот никак идти на кладбище не хотел. Причиной этого упорства были бабкины сказки в самом что ни на есть прямом смысле.
Баба Катя – родная Вовкина бабушка по материнской линии, — по сути, растила его с пеленок. Дальновидно предполагая, что внук не будет далеко убегать от дома, если его хорошенько напугать, она частенько рассказывала про леших, упырей и вурдалаков, которых пруд пруди на кладбище, а в темное время — где ни попадя.
Боязливый Вовка верил своей бабушке безоговорочно и не раз пытался предупредить друга Сашку о коварной опасности, но тот только смеялся или вовсе начинал дразниться.
Время шло, друзья выросли, а город разросся, и на месте старого погоста развернулось строительство. Теперь, чтобы попасть на завод, где работали Вовка и Сашка, нужно было идти через стройку.
Вовка, несмотря на свои тридцать два года, по-прежнему был трусоват и так же боялся нечисти. Сашка решил положить этому конец. Для начала он подсовывал Вовке кассеты с фильмами про вампиров, потом книжки на ту же тему и, когда градус страха поднялся до температуры кипения, решил поставить во всей этой истории точку. И поставил.
Как-то темным и противным осенним вечером Вовка после второй смены пробирался домой через стройку. Оставалось обогнуть последнюю лужу, перелезть через трубу — и вот он дом родной, и провались ты пропадом бывший погост с упырями — вурдалаками. Но вот как раз за шаг до трубы из темноты вдруг бледно высветилось землисто — серое лицо с клыками, красными глазами, кровавой пеной у рта и утробным клекотом внутри.
Вовка подался назад, от ужаса, казалось, поднялись волосы на искусственного меха воротнике. Еще шаг, нога наступила на что-то мягкое: «Труп!» — пронеслось в голове. Шаг в сторону, не устоял и, не отводя взгляда от вурдалака, сел в лужу. «Все!» — истерично выдал мозг.
Сашка со всех сил сдерживался, чтобы не заржать. Ну ладно, кажется хватит, пора снимать маску и успокаивать друга. Нету вурдалаков – сказки. По стакану для окончания воспитательного процесса, и баста. Новая жизнь без страха и тревог.
Вовкина рука случайно наткнулась на кирпич. Дальше он не думал, дальше все произошло само. Резкий удар наотмашь кирпичом по ненавистной роже. Не дать уйти! Вовка подскочил и со всей силы влепил ногой по вурдалачьей голени.
— Это я! — завопил в темноте вурдалак Сашкиным голосом и утих.
— Знаем мы ваши штучки, — подумал Вовка и для уверенности хрястнул каблуком по второй голени.
— Теперь быстро нужно тащить его к дому. Там осиновый кол. Воткнуть в сердце. Блин, не перепутать бы куда. «Да ладно воткну и справа, и слева. Хуже не станет», – судорожно думал Вовка и между тем почти бежал к своему дому, волоча за ногу обмякшее тело Сашки-вурдалака.
На Сашкино счастье по дороге им встретился милицейский патруль. Вовку запихнули в УАЗик, да он и не сопротивлялся, только настойчиво просил милиционеров воткнуть Сашке осиновый кол в сердце. Сашку на скорой отвезли в травму, и там он три дня пролежал в реанимации между тем и этим светом, а потом еще две недели в гипсе.
Суд Вовку оправдал, и вурдалаков он теперь не боится. А Сашка стал бояться Вовку.